Уржумские Ведомости. Независимая газета Уржумского района
ПОЛИТИЧЕСКАЯ, ЭКОНОМИЧЕСКАЯ, СОЦИАЛЬНАЯ, КУЛЬТУРНАЯ ЖИЗНЬ,
СОБЫТИЯ, ФАКТЫ, ЛЮДИ УРЖУМА И УРЖУМСКОГО РАЙОНА

А ЗОРИ ЗДЕСЬ ТИХИЕ: ЧАСТЬ 2
ИНЫЕ ВЕРСИИ

24 августа был жестоко избит старший лейтенант сотрудник Уржумского РОВД А.И. Градобоев.
25 августа в прокуратуру Нолинского района поступило заявление от С.В. Безрукова, который просил привлечь к уголовной ответственности неизвестного мужчину, напавшего на него у кафе «Подорожник», что находится в поселке Медведок того же Нолинского района, и нанесшего С.В. Безрукову удары в область головы.
4 сентября следователь Нолинской прокуратуры Е.А. Палкин вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела против Сергея Владимировича Безрукова и Сергея Александровича Комышева. Кроме этого С.В. Безрукову разъясняется его право направить заявления в отношении Градобоева в суд.
Итак, что же произошло по версии, которая складываетя из постановления следователя Нолинской прокуратуры?

Версия Безрукова-Комышева
как версия следователя Палкина

24 августа начальник уголовного розыска Нолинского РОВД Безруков С.В. со своим знакомым Комышевым С.А отправились на автомобиле марки ВАЗ 2109 в город Киров. За рулем автомобиля, принадлежавшего Комышеву находился Безруков. В Нолинск вернулись в 23 часа 30 минут. По дороге Комышев выпивает бутылку красного вина.

Из Нолинска знакомые Безруков и Комышев отправляются в Медведок, но не одни: в салоне четыре девушки. В поселке Медведок у Комышева возникает желание к выпитой бутылке красного добавить еще, и Безруков направляет ВАЗ 2109 к кафе «Подорожник».

Не выходя из машины, начальник уголовного розыска оценивает обстановку: у кафе припаркован автомобиль марки ВАЗ 21099, на прилегающей к кафе территории стоит сильно пьяный мужчина, «Подорожник» закрывает Анна Стяжкина. В это же время к кафе подъезжает еще одна машина, а затем другая. В первой марки ВАЗ 21011 находится «его одноклассник» – это Алишер Раджабов. Что касается второй машины, то это вневедомственная охрана, которая помогает Анне Стяжкиной закрыть кафе, а затем - не обращая внимания на сильного пьяного и кричащего мужчину - сразу уезжает.

Закрыв наконец-то кафе Анна Стяжкина с какими-то девушками, их пока Безруков не знает, садится в машину ВАЗ 21099. Пьяный мужчина, который, надо понимать, по этому случаю успокоился, тоже сел в машину на водительское кресло.

Затем ситуация, носившая мирный и почти идеалистический для российской действительности характер, резко меняется в своем развитии. Пьяный мужчина, покинув свое авто, неожиданно направляется к машине, в которой находиться начальник уголовного розыска Безруков с Комышевым и девушками. Резко открыв дверь автомобиля, сильно пьяный мужчина хватает руками за одежду Безрукова, вытаскивает его наружу и спрашивает: «Чего это вы тут сидите и смеетесь?» С.А. Безруков представляется пьяному мужчине: «Начальник уголовного розыска Нолинского РОВД».

Выслушав эту информацию, пьяный мужчина наносит удар С.В Безрукову в область нижней губы. Удар был такой силы, что С.В. Безруков падает на спину, а сильно пьяный мужчина наваливается на него. Но и в этой ситуации С.В. Безруков не теряет самообладания и снова представляется: «Начальник уловного розыска Нолинского РОВД». Однако и в этот раз информация о том, что сильно пьяный мужчина имеет дело с сотрудником милиции, никакого эффекта не произвела: он наносит Безрукову серию из шести ударов в область головы. Начальник уголовного розыска предусмотрительно закрывает голову руками, и все удары сильно пьяного мужчины приходятся по рукам. Это и спасает голову и лицо начальника уголовного розыска - ни синяков, ни ссадин.

С.А. Комышев, увидев что его знакомого повалил мужчина, выходит из машины, достает бейсбольную биту, которую он возит для самообороны, подходит к месту нарушения конституционного права неприкосновенности личности и требует от мужчины, чтобы тот прекратил свои незаконные действия. Убедившись, что мужчина не реагирует на это требование, С.А. Комышев наносит мужчине два удара битой в область лопаток. «Мужчина – цитата из постановления следователя Е.А. Палкина, - после ударов обмяк». Воспользовавшись тем, что сильно пьяный мужчина «обмяк», Безруков поднимается с земли.

Убедившись, что Безрукову больше ничего не грозит, Комышев обращает внимание на второго мужчину, который «выскочил» из злополучной «жиги» ВАЗ 21099 и направляется к месту побоища. Комышев демонстрирует свою биту - мужчина убегает. Внимание Комышева снова возвращается к Безрукова, и он видит: Безрукова снова бьют! Что же произошло за эти несколько секунд?

Оказывается, - цитата из постановления следователя Нолинской прокуратуры Е.А.Палкина - «…мужчина снова сориентировался и навалился на него (Безрукова - прим. ред.). Мужчина ударил его не менее двух раз в область головы, но удары пришлись по рукам, так как он закрывал голову. Он не мог скинуть с себя мужчину». Конец цитаты.

То есть, после двух ударов битой по спине сильно пьяный и обмякший мужчина, увидев, что комышевская палица ему больше не угрожает, вскакивает с земли, валит Безруова и продолжает избиение.

Комышев битой бьет сильно пьяного мужчину. Цитата из постановления: «Затем он (Безруков – прим. ред.) увидел Комышева, который не менее двух раз ударил битой мужчину по рукам, мужчина обмяк и завалился на бок».

Поскольку завалившийся на бок, сильно пьяный и во второй раз обмякший мужчина общественной опасности представлять больше не мог, начальник уголовного розыска начинает думать о том, что может произойти, когда тот очухается. Известный постулат «Пьяный за рулем - преступник» приводит Безрукова к предположению, что таким преступником может стать лежащий на земле мужчина. Этого допустить было нельзя, и в качестве профилактической меры начальник уголовного розыска из замка зажигания припаркованной к кафе машины забирает ключи, а обнаружив документы - и их тоже.

Тем, согласно Постановлению следователя Палкина, и ограничился вклад начальника уголовного розыска в миссию восстановления общественного порядка и пресечения противоправных действия сильно пьяного и пока все еще неизвестного мужчины. Вместе со знакомым Комышевым Безруков развозит девушек своего экипажа по домам, а затем они снова возвращаются к «Подородику», но сильно пьяного и не единожды обмякшего мужчины уже нет.

Трудно сказать, восхитились ли такой живучестью Безруков и Комышев, но это к делу не относится. Видимо, развозка девушек по домам сильно затянулась. И за это время Бяков, тот самый Бяков, который не смог в драке помочь сильно пьяному мужчине, связавшись по телефону с неким Курочкиным в селе Петровское», сообщает, что сильно избит их односельчанин Алексей Градобоев и что требуется машина для его эвакуации.

Тогда считать мы стали раны,
товарищей считать

Опустело небольшое пространство между дорогой и кафе. Участники битвы при «Подорожнике» через какое-то время достигли пределов своих домовладений, и тогда, как писал поэт, «считать мы стали раны».

Что же насчитал начальник уголовного розыска Нолинского РОВД? Согласно судебно-медицинской экспертизе, одна ссадина в области правого плечевого сустава и одна на правом предплечье.

Все?! Но где следы удара по лицу в область нижней губы, того удара, от которого совершенно трезвый сотрудник милиции пластом упал на спину? Этих следов нет. Как нет и следов еще 6 ударов, которые во время своего избиения насчитал Безруков. А должны бы быть, поскольку - и это очевидно из постановления следователя Палкина - Градобоев обладает ударом не меньшей силы, чем Костя Дзю: это надо же, сильно пьяный Градобоев с одного удара сбивает начальника уголовного розыска, то есть главного оперативника Нолинского РОВД. А ведь оперативник - это не ботаник, который через микроскоп всю жизнь ищет палочки да амебы. Оперативник ищет преступников, и готовят оперативника к этой очень опасной работе так, что он в любое время, в самой неожиданной обстановке должен вступить в схватку, и не просто вступить, а выиграть ее.

А вот у Градобоева, которому, согласно все тому же постановлению, нанесли всего лишь четыре удара битой, бухгалтерия гораздо богаче: закрытый перелом правой локтевой кости, закрытый перелом локтевого отростка и левой локтевой кости, закрытая черепно-мозговая травма - сотрясение головного мозга, перелом костей носа со смещением, многочисленные синяки на теле. На этом перечисление не заканчивается - на шее шрам в несколько сантиметров. Этот шрам - скорее всего, след от насильственной попытки сорвать золотую цепочку с крестом. И все это - от четырех ударов битой, два которых, согласно постановлению следователя прокуратуры Палкина, пришлись по рукам, а два в область лопаток.

Откуда же, в таком случае, закрытая черепно-мозговая травма? Удивительно, но факт: Безруков, получивший нокаутирующий удар в лицо, этой травмы не имеет, а у Градобоева, голову которого никто и пальцем не задел, - сотрясение головного мозга. А перелом костей носа со смещением? Почему вопросы по этому поводу не возникли у следователя Нолинской прокуратуры? Да, об этом не было сказано в медицинском освидетельствовании, которое было проведено в Уржуме и первоначально следователь Палкин об этой травме не знал. Зато должен был получить исчерпывающую информацию судебно-медицинской экспертизы при поступлении Градобоева в областную трамотологическую больницу. И такая возможность у следователя Палкина была, когда он посетил Градобоева в больничной палате. Впрочем, кто знает, может и получил.

Кто заслуживает доверия

Подошло время послушать следователя Нолинской прокуратуры юриста третьего класса Е.А Палкина.

«Анализируя собранный в ходе проверки материал, можно сделать вывод, что показания Безрукова и Комышева соответствуют действительности, показания же Градобоева А.И. не заслуживают доверия, так как опровергаются показаниями других свидетелей и разняться с показаниями очевидца с его стороны Бякова В.Н.. Кроме этого каких-либо других доказательств, подтверждающих показания Градобоева в ходе проверки не было».

Проанализируем эти умозаключения. В постановлении следователя Палкина как бы черным и как бы по белому процитированы показания Бякова В.Н.: «Так как стекла машины тонированные, а в салоне автомобиля играла музыка, он (Бяков В.Н. - прим. ред.) не видел, что происходило снаружи. Через несколько минут он вышел из машины и увидел, что Градобоев лежит на земле, а его избивают двое мужчин. Один невысокий пинал Градобоева ногами, нанося ему удары кулаками в различные части тела не менее двадцати раз. Второй мужчина плотного телосложения и выше ростом наносил удары битой по голове и спине Градобоева. Градобоев закрывал голову руками, и удары приходились по рукам…»

А вот процитированные следователем Палкиным показаняи некой Берглезовой, которая находилась в одной машине с Безруковым: «Безруков представился начальником уголовного розыска. Затем Безруков упал на землю на спину. Наносимых ударов она не видела, так как было темно».

И еще показания одной свидетельницы процитировал следователь Палкин в своем постановлении - Анна Стяжкина. Это она закрывала кафе, а затем села в автомобиль, принадлежащий старшему лейтенанту милиции сотруднику Уржумского РОВД А.И. Градобоеву. Читаем постановление: «Находилась в машине Градобоева вместе с Кулаковой и Стяжкиной И.В. предупредила Градобоева, что в соседней машине находится начальник уголовного розыска Нолинского РОВД Безруков, однако Градобоев не послушал ее и сказав, что сейчас разберется, пошел к Безрукову, который сидел в машине. В остальном она полностью подтвердила показания Безрукова и Комышева».

Красная нить, как красная соломинка

Удивляет не то, что все свидетели, проживающие в Медведке, подтверждают версию Безрукова-Комышева - это как бы само собой разумеющееся. Удивляет другое - инкогнито Безрукова, Комышева и их попутчиц. Вот как сказано об этом в постановлении, которое цитирует показания Безрукова «Из машины они не выходили, так как кафе закрывалось».

Итак, никто не знал, что в машине находится начальник уголовного розыска Нолинского РОВД Безруков в том числе и Анна Стяжкина. Возможно, ей была знакома машина Комышева и она могла предположить что в ней находиться ее хозяин, а вот то, что в машине находиться Безруков знать не могла. Не могла, но показала, что знала. Если знала, то каким образом? Наиболее вероятный «образ» - это отсутствие безруковского инкогнито: Безруков у кафе «Подорожник» был вне салона комышевского автомобиля.

Вроде бы, какая разница, был или не был? А она есть. Если был, то начало этому безобразному побоищу было положено в тот момент, когда Анна Стяжкина закрывала кафе, и носило это начало форму словесной ссоры. Это резко меняет ситуацию.

Цитата из постановления: «Таким образом, действия Комышева С.А. формально содержат в себе признаки состава преступления, предусмотренного ст.ст. 112 УК РФ, но в соответствии со ст. 37 ч.2.1 УК РФ являются действиями в состоянии необходимой обороны, при этом превышения ее пределов допущено не было, так как вследствие неожиданности посягательства не могла быть оценена степень и характер общественной опасности нападения, поэтому действия Комышева С.А. не являются преступными». Конец цитаты.

Если избиению Градобоева предшествовала ссора, то ни о каком неожиданном посягательстве речи идти не может. И та, и другая сторона конфликта в какой-то момент решили, что взаимные оскорбления вот-вот перерастут в драку и могут этим сторонам, то есть работникам милиции, принести немало хлопот. Этот здравый смысл и развел их по машинам. Замечу, в тот момент никто из них не знал, что дело имеет с сотрудником органов МВД. Если бы это было известно, то вряд ли состоялась бы эта драка, переросшая в жестокое избиение одного из ее участников. А избиение никогда не было и не может быть необходимой обороной. Тем более, не может быть речи о каких-то пределах.

Но даже если предположить, что никто из машины Комышева не выходил, что никакой предварительной словесной ссоры не было, а Градобоев беспричинно, чисто из хулиганских побуждений напал на Безрукова, то и в этом случае возникают вопросы по поводу пределов необходимой самообороны. Соотношение сил - один к двум, потенциально - один к трем не в пользу Градобоева.

И Комышев, и Безруков какое-то достаточно продолжительное время наблюдали за пьяным Градобоевым, который стоял около своего автомобиля и что-то кричал Анне Стяжкиной. Но и в это время, и когда он позже вышел из своей машины и направился к ним, ни Безруков и ни Комышев не отмечают, что заметили в руках Градобоева какой-то предмет как источник повышенной опасности: Градобоев шел с голыми руками. И, тем не менее, Комышев, когда завязалась, драка берет специально подготовленный для этой цели предмет - биту и с этой битой вступает в драку.

Можно предположить, что Комышев, имеющий в активе своего желудка бутылку красного вина, не мог реально оценивать обстановку, но начальник-то уголовного розыска был обязан это делать в силу своей профессии. По крайней мере, хотя бы на каком-то этапе должен был исключить участие в драке биты. Он-то, Безруков, совершенно трезвый, должен был оценивать ситуацию так, как она развивалась реально. А реально она развивалась не в пользу Градобоева, который был бы нейтрализован и без применения биты.
Кстати, стоит обратить внимание на то, что в постановлении не без умысла доминируют показания Анны Стяжкиной о том, что Градобоев находился в нетрезвом состоянии и что в кафе они с Бяковым выпили не менее бутылки водки. Может быть, так это и было - скорее всего, именно так. Но это, по мнению уржумских юристов, не дает никому права с такой жестокостью избивать сильно пьяного человека только за то, что он затеял драку.

Простой российский гражданин вряд ли поверит в то, что получив по зубам начальник уголовного розыска Нолинского РОВД Безруков снес это оскорбление, как само собой разумеющееся. Но следователь Палкин - не простой гражданин, а юрист третьего класса - верит. И не просто верит по какому-то наитию, а подводит под свое убеждение веские, по его мнению, аргументы. Еще одна цитата из постановления: «В действиях же Безрукова С.В. усмотреть какой-либо состав преступления, в том числе ст.ст. 112, 115 УК РФ не представляется возможным, так как выше уже указано каких-либо доказательств, подтверждающих показания Градобоева установлено не было».

Что же это получается? Жестоко избит сотрудник милиции Градобоев. Часть полученных им телесных повреждений взял на себя Комышев, а кто автор других?

Вольно или невольно, но создается впечатление о том, что свое расследование следователь Нолинской прокуратуры Палкин провел предвзято. Похоже, этот юрист третьего класса пока не способен полностью осознать возможные последствия своего расследования на взаимоотношения общества и милиции.
А общество судит по-своему, не вдаваясь в юридические премудрости: «Не приведи господи оказаться в такой же ситуации - забьют насмерть, а если не насмерть, то тебя же еще и посадят».

В. Зорин


Главная Фото О нас Обратная связь Подписка Форум
© 2004"Уржумские Ведомости" Разработка и администрирование Зорин Игнат

Хостинг от uCoz